Китай —2007

…Прошёл месяц со дня нашего возвращения из Китая, кое-что улеглось в моей беспокойной голове и можно поделиться некоторыми мыслями по поводу состоявшейся поездки.

Я очень рад, что эта поездка в целом состоялась (были некоторые сложности, ставившие под вопрос саму возможность такой поездки всей группой) и что она состоялась для меня (год назад я не смог поехать из-за моего излишнего энтузиазма на работе).

Китай встретил нас, как и должно встречать Китаю — радушно открывая внешнюю, открытую часть себя и беззастенчиво предлагая заплатить за этот блеск, сияние красок, восточную экзотику, за эту тайну, готовую открыться по первому вашему желанию и за то многое, что окружает всякого любопытствующего, нашедшего средства и время сюда приехать. И мы радостно бросаемся всё это поглощать, впитывать и платить за это поглощение, суетимся, желая посмотреть как можно больше. Всё это чудесно, главное не возникает ощущения, что тебя всё время слегка обманывают, так как дают действительно очень много — ведь в Китае и этого внешнего, так много, что не «переварить» и за много поездок. А тебя ведь действительно не обманывают — за чем приехал, то и получи, хочешь экзотики — получи «по полной программе». И обёртка очень хороша: порою наивна (и этим тоже привлекательна), порою так изощрённа, что за ней совсем не видно сути, не видно того, что она оборачивает. Тогда остаётся восхищаться самой обёрткой и с большим удовольствием откушивать те изысканные и не очень, культурные (и не только) блюда, что предлагает нам Китай.

Мы почти ничем не отличаемся от этих обычных любопытных иностранцев и, соответственно, готовы именно к такому восприятию Китая и китайцев и демонстрируем это в полной мере. А «почти» вот почему. Ведь, по сути, мы паломники и, мне кажется, наша цель лежит в несколько иной плоскости — мы делаем попытку (может быть тщетную) проникнуть под внешний слой китайской культуры, изучая важную, глубинную её часть — традиционное Ушу. Что из этого выйдет, да и куда мы сумеем дойти — не понятно. Но интересно! Интересно, что из нас самих получится и интересен сам процесс узнавания!

Есть предложение! Вот нам, как истым паломникам, должно, приехав в Китай, припасть к нашим ушуистским святыням! А мы что? Мы этих святынь (кроме Шаолиньского монастыря и пещеры Дамо) толком и не знаем! Необходимо срочно составить такой список, определить канон поклонения, утвердить на общем собрании и ввести в действие. И сделать обязательным для всех членов федерации! Включив в кандидатский минимум для претендентов на стажировку в Академии Дэ Цяна. Что ещё предложить? Да нет, для начала довольно.

Возвращаюсь к впечатлениям.

Были традиционные походы за чудесным китайским чаем на улицу Малиндо и к Храму Неба, и в Центральный парк Пекина, и в Запретный город. Были пешие прогулки по Пекину и Шанхаю, с изучением ассортимента уличных лавчонок и магазинчиков и покупкой совершенно ненужных, но милых безделиц. Особо приятны, конечно, вечерние прогулки: суета дня отошла, на улицы опустился покой, ты уже сходил (или уже не сходил) куда хотел, жаркое солнце не печёт макушку, спешить некуда и ты предоставлен сам себе, своим неторопливым мыслям, своим ногам, которые направляют тебя туда, куда глаза глядят. Китайцы приветливы и готовы принять и накормить тебя в любой забегаловке, даже если она уже закрывается. Город отдыхает. Отдыхаем и мы, впуская в себя вечернее дыхание мегаполиса и его людей, чувство безопасности расслабляет и даёт возможность всем этим насладиться в полной мере. Хочется, чтобы вечер не заканчивался, не заканчивалась эта неспешная беседа о чём-то со спутниками по прогулке и кажется, что целью путешествия сюда и была именно эта бесцельная прогулка по улочкам китайского города. И сейчас становится понятно — я обязательно сюда вернусь! И целью этого возвращения будет не Храм Неба и не Запретный город.

Снова побывал в Храме Срединного Пика в Дэнфэне. И снова ощутил этот покойный ток Времени и безбрежные возможности приятия всего и вся в лоно Покоя и Мудрости, живущего здесь. У меня была с собой видеокамера, но ничего не хотелось снимать (всё равно, через эти кадры не передать внутренних ощущений), я присел, а затем прилёг на одну из лавочек под сенью двухсотлетнего дерева и спокойно задремал. Когда проснулся (примерно через час), увидел невдалеке Дениса, занимающегося таким же созерцанием в той же позиции, что и я. И снова стало понятно (как и два года назад), что не одного меня здесь охватывают такие благостные ощущения, не одному мне хочется пребывать в этом месте как можно дольше и не одному мне захочется вернуться сюда. Потом мы побродили по Храму, слушая тихий перезвон колокольчиков ветра, подвешенных по углам монастырских крыш. В воздухе витали ароматы из курильниц, щебетали скрытые ветвями птицы, на душе было тихо и мирно, очень мирно и очень тихо. Зачем надо отсюда уходить? Даже не знаю, что сказать или ответить на это.

Честно говоря, это каждый раз несколько обескураживает. Мы приезжаем в Дэнфэн, на стажировку в Академию и нас, мало того, что встречают в аэропорту (за 200 километров) и привозят в гостиницу. Нас в этой гостинице встречает и лично расселяет сам Ши Дэ Цян. И ещё дарит каждому по пакету с фруктами. При этом мы в мире Ушу — почти никто, так, немного интересующиеся этим традиционным боевым искусством люди, которым просто повезло проходить обучение у прямого ученика Дэ Цяна. А Дэ Цян — патриарх стиля, настоящий Усэн, ученик великих Дэ Чана и Су Си, учёный-историк, президент и основатель Академии Шаолиньских боевых искусств, прекрасный врач, автор самых уважаемых книг и энциклопедий по Ушу, и это ещё не всё — многого мы просто не знаем! И вот он каждого буквально берёт за руку и отводит в гостиничный номер, ему предназначенный! Логика такого поведения Дэ Цяна с одной стороны понятна — он встречает своего ученика с его, в свою очередь, учениками, и некая часть благости достаётся и нам. Но всё равно, эта простота патриарха смущает мои замороченные мозги, хотя и очень радует и вселяет надежду — может у нас всё не так плохо, может, и мы чего-то сумеем достичь, если будем достаточно терпеливы?

И, тренируясь, я снова сталкиваюсь с ощущением, что слишком мало отпущено времени на общение с людьми Академии, на изучение комплексов, на общение с этими обшарпанными, несомненно, несущими в себе дух Шаолиня, стенами. Хочется задержаться, несмотря на весьма существенные, непривычные для нас, физические нагрузки — ведь этих нагрузок (в гораздо большем объёме, чем у нас) не страшатся те дети, что посвящают тренировкам большую часть своего времени — почему должны страшиться мы? А может быть, этого всегда нам будет недоставать, всегда будет не хватать встреч с теми краешками китайской культуры, до которых нам было дозволено дотронуться? Чтобы потом вспоминать эти прикосновения, как нечто чудное, необычное и стремиться вернуться к этой реке, пытаясь в неё войти.

Наверное, такова природа человека. В простом видеть необычное, необычное не замечать или принимать за обыденное и пытаться утолить своё любопытство частой сменой декораций, главное — чтобы поярче или чтобы покрытое патиной «старины». С этим в Китае — нет проблем, ведь на протяжении многих столетий очень многие мастера оттачивали своё мастерство в возвращении к истокам (понимая это возвращение буквально), в доскональном повторении старых изображений, старых скульптур и домов. Видимо, в том числе благодаря этому стремлению китайцев к сохранению старого, мы имеем возможность изучать наше любимое традиционное Ушу. В общем, спасибо Китаю и китайцам за наше счастливое путешествие к истокам самих себя — они сумели сохранить то, что не уберегли мы. Возвращение к самим себе — так я бы назвал каждую поездку к Ши Дэ Цяну. Возвращение к себе истинному, настоящему, не зашоренному от самого себя современной цивилизацией.

Разве можно не захотеть ещё раз встретиться с собой?

Добавить комментарий

Записаться в клуб

Ваше имя

Ваш e-mail

Ваш номер телефона

Ваш вопрос или доп. информация

Введите код в поле ниже:
captcha

Мы Вконтакте

Мы в Facebook