Прецедентная педагогика ушу

Для сохранения и развития традиционных методик подготовки, существующих в ушу, необходимо найти их сходства и различия с имеющимися методиками современной Теории и методике физического воспитания, а также показать несводимость ушу к чистой физической культуре и спорту, как это пытаются сделать многочисленные тренеры и спортсмены. Для этого мы публикуем серию статей, которые призваны помочь нам в изучении боевых искусств Китая, а также помогут лучшим образом организовать процесс их преподавания.

История развития любых боевых искусств всегда связана с развитием воинского ремесла. Если говорить о китайских боевых искусствах, то учитывая общий возраст китайской цивилизации, можно сказать, что они формировались как совокупность различных систем боевой подготовки на протяжении более трех тысяч лет. До XVII века боевые искусства практически ни чем не отличались от систем воинской подготовки, как по тактико-техническому, так и по методическому арсеналу. Появление же полноценных боевых искусств относится к периоду династии Цин (1644 — 1911 гг), в этот период формируются основные стили ушу и находят свою внешнюю реализацию внутренние принципы ушу, которые позволяют вывести мастерство управления противником в бою на удивительную высоту, граничащую с чудесностью.

При всей неоднородности подходов к обучению различных школ и учителей, все-таки можно выделить ряд общих особенностей и закономерностей, характерных для всех стилей и направлений китайских боевых искусств.

Главную особенность обучения в ушу, на мой взгляд, можно образно выразить так: «мастер выращивает ученика как садовник». Т. е. он создает условия, в которых ученик будет наиболее полноценно развиваться, и корректирует это развитие в нужном направлении. Для сравнения скажу про западный вариант: педагог ваяет ученика как скульптор, формирует знания, умения и навыки, развивает его физические, психологические и другие личностные качества, сообразно поставленной задаче. Разные подходы (растить и ваять/конструировать) — разные результаты: творческая личность или исполнительная машина. В первом варианте ученик вырабатывает жизненно необходимые качества преодолевая трудности, которые создает учитель (зачастую просто пытается выжить, не отступив от истинного пути развития), в другом же варианте становится «запрограммированным биороботом», которому предстоит заново учиться адекватно реагировать на различные жизненные ситуации без помощи учителя.

Китайский вариант воспитания базируется не только на создании для ученика проблемных ситуаций (развивающих условий), но и использует значительный опыт предыдущих поколений учителей-учеников, которые совершили все возможные открытия и ошибки в области воспитания профессиональных и личностных качеств бойца. При формировании систем подготовки в ушу использовалась не «Научная теория воспитания», а метод проб и ошибок, так сказать «естественный отбор» педагогических форм, средств и методов, да и учеников тоже. В результате сформировался системный подход в воспитании (обучении, развитии и воспитании) ученика, который базировался на прецедентах — на стереотипных решениях проблемных ситуациях, которые уже возникали когда-либо, на путях (формах, средствах и методах) их благополучного преодоления.

Таким образом, учителя «истинной традиции/передачи» (чжэньчуань) накапливали и передавали подобные прецеденты, случавшиеся во время поединков (тактико-технические прецеденты) и обучения (педагогические прецеденты), которые становились матрицей для дальнейшего обучения. Назовем совокупность всех прецедентов архивом прецедентов, т. е. полным собранием всевозможных жизненных ситуаций, которые возникают в процессе обучения и жизни. Полнота передачи этих знаний (а не только личное боевое мастерство) могла свидетельствовать о преемственности традиции школы, что и подтверждалось самим учителем (часто в письменном виде). Полноценный последователь (преемник традиции) не просто великолепный боец, но обязательно человек, способный передать всю полноту внешней и внутренней традиции последующим поколениям учеников («передатчик» традиции; тот, кто сохраняет и транслирует ее на последующих учеников).

В традиционном ушу массовый характер преподавания был только в тайных обществах и в армии, полноценное обучение всегда было индивидуальным. Можно сказать, что мастер не обучал своему стилю, а воспитывал ученика, поэтому обучение не могло не быть не индивидуальным.

Учитель, видя природные задатки ученика, последовательно создает для него проблемные ситуации, которые берет из архива прецедентов (переданных ему в личном общении с мастером или из специальных сборников, которые, например, есть в шаолиньских архивах). Ученик остается один на один со своим заданием (которое всегда соответствует его уровню развития и потенциальным возможностям), но под неизменным контролем со стороны учителя. В процессе преодоления проблемной ситуации ученик либо «превозмогает себя» и справляется с поставленной учителем задачей, либо отступает (естественный отбор учеников с «небесным талантом» — тяньцай), после чего не стоит ждать милости от учителя…

Если в процессе преодоления проблемной ситуации возникают трудности со здоровьем, то в архиве прецедентов найдется соответствующая рекомендация, которая поможет исправить сложившуюся ситуацию. Роль учителя не сводится к механическому контролю, он оказывает моральную (не обязательно проявленную) поддержку ученику, способствует формированию подобающей мотивации и подсказывает направление пути, но опять же, может использовать парадоксальную помощь, когда указывается направление, в котором не нужно идти…

За долгий период существования традиционных школ сформировалось целостное и всестороннее учение, позволяющее воспитать идеального человека, сочетающего в себе боевое мастерство (у — военное, в значении «природное») и нравственную чистоту (вэнь — гражданское, в значении «культурное»), совершенство физического (шэнь) и духовного (синь). Можно смело сказать, что ушу сочетает в себе как минимум два искусства: искусство управления противником и искусство взращивания идеального человека, которому нужно уделять не менее пристальное внимание. Без педагогического искусства невозможно полноценное сохранение искусства боя, а боевые искусства могут вновь стать лишь способом ведения боя и красивым зрелищем…

Автор: А.Н. Оводов

Президент Вологодской городской федерации ушу

Вице-президент Вологодской региональной

Федерации традиционного ушу

Добавить комментарий

Записаться в клуб

Ваше имя

Ваш e-mail

Ваш номер телефона

Ваш вопрос или доп. информация

Введите код в поле ниже:
captcha

Мы Вконтакте

Мы в Facebook