Чистые и прикладные боевые искусства

Каган в своей работе «Морфология искусства» (Л., 1977) говорит о возможности морфологического анализа и классификации искусств. Для реализации этого утверждения необходимо установить, какая плоскость классификации искусств должна быть призвана быть исходной и определяющей. «Выход из положения состоит в том, чтобы выявить связь — координационную и субординационную — самих классификационных плоскостей. Необходимо отделить «простые» структуры от «сложных» (как О от Н2О и N от Н2NО3) для создания иерархии классификационных плоскостей».

Он приходит к выводу, что применительно к искусствам всегда будет справедливо говорить о двух формах бытия: чистые искусства и прикладные. Эти две формы бытия искусств он и определил как исходная метафизическая плоскость классификации искусств.

Чистое искусство называется высоким, т. к. удовлетворяет человеческие (и социальные) потребности более высокого порядка (зачастую трансперсональные), чем прикладные искусства. Его также называют свободным, по той причине, что оно не связано стереотипами, которые диктуют внешние социально-экономические и политические обстоятельства. Можно сказать, что оно существует и действует не «потому что», а скорее «вопреки» объективным обстоятельствам. Чистые искусства выполняют консолидирующую функцию в обществе, т. е. объединяют людей в процессе приобщения к единым художественным (в нашем случае «боевым») ценностям, поэтому их также называют монофункциональными.

Чистые искусства интровертны, т. е. направлены на внутренние душевные и духовные объекты, они вскрывают глубинные закономерности человеческой природы и позволяют человеку выразить наиболее глубинные переживания. Для чистых искусств характерно доминирование творческого процесса над конечным результатом труда, точнее важна внутренняя трансформация человека, а не материальный продукт его творчества. По этой причине их называют «искусством для искусства».

Советский энциклопедический словарь[1] раскрывает понятие «Искусство для искусства» («чистое искусство») как название ряда эстетических концепций, утверждающих самоцельность художественного творчества, независимость искусства от политики и общественных требований. Идеи «искусства для искусства» оформились в теорию в середине XIX века во многом как негативная реакция на утилитаризм буржуазных отношений (Готье, группа «Парнас» во Франции). В России лозунг «искусство для искусства» в середине XIX века был полемически противопоставлен «гоголевскому направлению», т. е. социально-критическому направлению в искусстве (Дружинин и др.). В наше время полемика по этому вопросу привела к твердой убежденности в необходимости разумно сочетать чистые и прикладные искусства, при четком разграничении их функциональной нагрузки в жизни общества.

Интересно, что в Китае, независимо от европейских представлений о природе «чистых искусств», возникла подобная концепция «Цзинъу» — «Чистых боевых [искусств]», которая даже была зафиксирована в названии первой организации, объединяющей мастеров ушу. Проследить происхождение этого термина довольно сложно. Если второй иероглиф («у») в слове «цизнъу» однозначно переводится как «боевое искусство», то первый иероглиф («цзин») имеет много значений: «семя», «суть», «очищенный», «рафинированный», свидетельствующий об элитарности и утонченности. Таким образом, речь идет об «утонченных боевых искусствах», «чистых боевых искусствах» или «сути боевых искусств».

Прикладные искусства, как явствует из самого названия, реализуют все возможности искусств, преломляя их к жизненной необходимости людей. Таким образом, они выполняют самые разные общественные функции, отвечая практически на все запросы как отдельно взятого человека, так и общества и государства в целом. Прикладные искусства выполняют дифференцирующую функцию в обществе, разделяя общество на группы по интересам, которые могут носить как временный, так и относительно постоянный характер. Прикладные искусства экстравертны, т. е. «направленны вовне», на решение конкретной утилитарной задачи. Прикладные искусства являются бифункциональными, т. е. имеют множество прикладных функций, отвечающих на все жизненные потребности людей. Например, в музыке выделяют танцевальную, театральную, программную (на литературные сюжеты), музыку реклам, радиомузыку, теле и киномузыку и т. д.

Это разделение не означает, что одно искусство хорошее и великое, а другое плохое и ущербное. Наоборот это указывает на единство всех видов проявления конкретного искусства в тесной взаимосвязи с другими культурными явлениями, которые есть ни что иное, как системы адаптации человека к жизни[2].

Тем не менее, это единство не однородно, и все частные проявления искусства сливаются воедино в чистом искусстве, которое является средоточием всего богатства внешней[3] и внутренней[4] традиции этого искусства. Именно формирование чистого искусства, позволяет судить о появлении нового культурного явления, которое обладает своей субкультурой и обладает всей полнотой воздействия на человека.

В случае с боевыми искусствами мы можем говорить о «чистых боевых искусствах», которые часто называют традиционными, хотя это не всегда является таковым. Прикладными же направлениями боевых искусств являются различные системы (не всегда самодостаточные, но всегда явно выделяемые из всего спектра культурных явлений) применяемые в разных областях общественной жизнедеятельности.

Например, боевые единоборства являются прикладным направлением боевых искусств, что указывает на ведущую роль боевых искусств и несводимость их к боевым единоборствам. Сущность боевых единоборств раскрывается в прямом поединке, который может наполняться различным содержанием в зависимости от конкретных жизненных потребностей человека. Так, например, на войне мы можем говорить о воинских единоборствах, в театре — о сценических, в спорте — о спортивных (саньда), в гимнастике (спортивное ушу) — о гимнастических единоборствах (таолу, дуйлянь) и т. д. Кроме единоборств достаточно самостоятельно используются технический арсенал боевых искусств, например в танцах — ритмическая гимнастика или эстрадные танцы с элементами ушу, карате. В лечебных и профилактических целях используется цигун и оздоровительные системы. Для духовного, нравственного и интеллектуального роста используются методы психорегуляции и специальные психопрактики применяемые в боевых искусствах.

Что же такое Чистые боевые искусства? Прежде всего, это особый вид творчества (боевого творчества), который проявляется в различных способах владения собой и методах ведения боя. Мастеру ушу не достаточно быть просто сильнейшим и непобедимым… Он не фиксирует свое сознание только на поединках и победах, потому что они есть лишь средство достижения более высоких целей направленных на совершенствование не только физического, но и духовного начала в себе. Подлинное искусство не просто эффективно, — оно восхитительно, оно поражает силой воздействия на противника и «легкостью» победы, оно убеждает каждого без лишних слов. Мастер ушу, обладающий поистине чудесным мастерством и глубокой житейской мудростью, вдохновляет свое окружение на трансформацию своего тела и духа, дабы воплотить в себе мощь и мудрость самой природы.

Автор: А.Н. Оводов

Президент Вологодской городской федерации ушу

Вице-президент Вологодской региональной

Федерации традиционного ушу

Добавить комментарий

Записаться в клуб

Ваше имя

Ваш e-mail

Ваш номер телефона

Ваш вопрос или доп. информация

Введите код в поле ниже:
captcha

Мы Вконтакте

Мы в Facebook