«Желтолицый тигр» в Шанхае

Создание этой организации, ставшей первым официальным союзом ушу в мире, по сути дало начало качественно новому этапу развития боевых искусств в 10—30 гг. нашего века. Нередко история Ассоциации Цзинъу ассоциируется с историей всего ушу новейшего времени вообще. В этом, конечно, есть изрядная доля преувеличения, но так или иначе Ассоциация стала матрицей для всех последующих ассоциаций и союзов ушу вплоть до сегодняшнего времени.

После разгрома боксерского восстания (ихэтуаней) 1898—1901 гг. Китай продолжал выплачивать западным державам большую контрибуцию, а часть территории, в том числе и в районе Шанхайской набережной была передана под иностранные концессии и поселения — сеттльменты, и до сих пор в этом городе можно встретить дома французской, немецкой, русской архитектуры. Ряд территорий в городе был объявлен «не для китайцев», а среди иностранцев в Китае распространился весьма унизительный лозунг «Азиаты — ущербные люди». Естественно, все это крайне болезненно воспринималось самими китайцами. В народе стали распространяться истории о том, как китайские мастера ушу побеждали в поединках боксеров и борцов из Европы и США, что должно было хотя бы частично компенсировать унижение национальной гордости китайцев.

После разгрома боксерского восстания (ихэтуаней) 1898—1901 гг. Китай продолжал выплачивать западным державам большую контрибуцию, а часть территории, в том числе и в районе Шанхайской набережной была передана под иностранные концессии и поселения — сеттльменты, и до сих пор в этом городе можно встретить дома французской, немецкой, русской архитектуры. Ряд территорий в городе был объявлен «не для китайцев», а среди иностранцев в Китае распространился весьма унизительный лозунг «Азиаты — ущербные люди». Естественно, все это крайне болезненно воспринималось самими китайцами. В народе стали распространяться истории о том, как китайские мастера ушу побеждали в поединках боксеров и борцов из Европы и США, что должно было хотя бы частично компенсировать унижение национальной гордости китайцев. Вокруг одной из таких историй и возникла в 1909 г. Физкультурная Ассоциация Цзинъу. В марте 1909 г. в зале кинотеатра «Аполло» на улице Северная Сычуань в Шанхае (до недавнего времени там находилась штаб-квартира Ассоциации Цзинъу) проводил выступления некий американец Эйпин, который в течение двадцатиминутного циркового представления поднимал огромные веса, а в последний день своих выступлений предложил любому померяться с ним силами. Однако никто из местных мастеров ушу не вышел против него. Вместо этого небольшой кружок молодых поклонников ушу — Чэнь Цимэй, Чэнь Тешэнь, Нун Чжу, Чэнь Гунчжэ решили пригласить какого-нибудь знаменитого бойца из другого района для боя с американцем. Некий Сун Чжигун /Вполне возможно, что имя этого Суня дано ошибочно. Здесь оно приводится по воспоминаниям Пэй Янжуна, который не был непосредственным участником тех событий: Пэй Янжун. Мицзунцюань (Стиль потерянного следа). Чанша, 1985, с. 52.. В то время как Чэнь Гунчжэ, лично участвовавший в приглашении Хо Юаньцзя в Шанхай, пишет, что он забыл имя этого Суня (Чэнь Гунчжэ. Цзинъу уши нянь: ушу чжунсин ши (Пятидесятилетие Цзинъу: история возрождения ушу). Гонконг, 1957)/ вспомнил, что в небольшой деревушке Хутоучжуан в уезде Цзинхай в провинции Хэбэй живет отличный мастер Хо Юаньцзя, последователь стиля мицзунцюань — «Запутанного следа». И вот уже несколько гонцов отправились в Хэбэй на поклон к Хо Юаньцзя с просьбой прибыть в Шанхай.

В марте 1909 г. Хо Юаньцзя по прозвищу «Желтолицый тигр» (Хуанмянь Ху) приехал в город с двумя ближайшими учениками и остановился в «чайном доме» — постоялом дворе для приезжих. Поскольку Хо Юаньцзя был северянином (он происходил из города Тяньцзинь), не знал шанхайских улиц и не понимал местного диалекта, то Сунь Чжигун представил ему переводчика, молодого интеллектуального парня Чэнь Гунчжэ, который сам немного занимался одним из южных направлений ушу. Именно Чэнь Гунчжэ через несколько лет будет суждено возглавить Физкультурную Ассоциацию Цзинъу.

Пока же начались приготовления к поединку с иностранцем. Было выбрано место для строительства помоста для поединка — лэйтай недалеко от монастыря Цзинаньсы (Монастыря Спокойствия и Умиротворенности) в «Парке ароматов бразении», сохранившемся в Шанхае до сих пор. В ту пору он принадлежал большим поклонникам ушу — семье Чжанов, которые предоставили парк под бой. Площадка была поднята над землей и представляла собой дощатый прямоугольник четыре на полтора метра, стоящий на резных эвкалиптовых столбах. Были обговорены и условия поединка. Американец неплохо владел боксом и собирался выступать в перчатках, предлагая использовать правила бокса, Хо Юаньцзя хотел использовать удары ногами и броски В конце концов решили разрешить обеим сторонам использовать бойцовские броски, причем падение противника или отрыв его от земли засчитывать за поражение.

Лишь к сентябрю были окончательно определены день и правила боя. К четырем часам публика собралась перед помостом в парке. Но прошел день, а американец так и не явился. На следующее утро пришло сообщение, что американец уже покинул город.

(Чэнь Гунчжэ. Цзинъу уши нянь: ушу чжунсин ши (Пятидесятилетие Цзинъу: история возрождения ушу). Гонконг, 1957; Пэй Янжун. Мицзунцюань (Стиль утраченного следа). Чанша, 1985, с. 52—54.)

Причины отъезда американца могли быть самыми прозаичными — у него мог просто кончиться контракт на выступления, а о том, что с ним велись переговоры мы знаем лишь со слов его сопровождающего Чэнь Гунчжэ, а это, как будет видно в дальнейшем не самый надежный источник. Но так или иначе отъезд американца был воспринят всеми как бегство, а этот несостоявшийся поединок превратился из события местного масштаба, в символ победу китайца над иностранцем. Здесь следует сделать оговорку, что многие историки ушу сомневаются в правдоподобности этой истории и считают, что приезд Хо Юаньцзя в Шанхай не был отмечен никакими грандиозными поединками. Скорее это был символ эпохи, так как в период иностранного засилья Китаю нужен был именно такой Хо Юаньцзя — могучий, прекрасно образованный, непобедимый.

Десятки историй про Хо Юаньцзя, до сих пор распространенные в Шанхае, повествуют о его блестящих победах над иностранцами. Рассказывают, что первую такую победу он одержал еще в 1901 г. в г. Тяньцзине над русским борцом. В Шанхае Хо Юаньцзя обратил в бегство японского дзюдоиста, что якобы в дальнейшем и послужило причиной его смерти. Хо действительно выделялся своей образованностью среди ушуистов того времени, его друзьями были знаменитые Ван «Большой меч» и мусульманин Ма Фэнту, патриарх стиля тунбэйцюань — «Сквозной подготовки».

Постепенно в шанхайском кружке, пригласившем Хо Юаньцзя, большинство которого составляла молодежь, типа двадцатилетнего Чэнь Гунчжэ, сформировалась мысль о необходимости создания специальной организации, которая занималась бы комплексным обучением ушу и передачей опыта среди знатоков. Таким образом, 1 сентября 1909 г. была создана первая в Китае народная организация, в то время не очень многочисленная, которая поставила своей основной целью изучение боевых искусств.

Существуют заметные расхождения по поводу даты создания этой организации. В исторических материалах раньше всего начинает встречаться 1 сентября 1909 г. («Синьциннянь» («Новая молодежь»), 1919 г., сентябрь, цз, 1, № 5).

Считается, что первоначально сам Хо дал ей название «Цзинъу тицао сюэюань» — «Физкультурный Институт Утонченных боевых искусств». Исток термина «цзинъу» проследить оказалось достаточно трудно, ни один из современных патриархов Цзинъу — а сегодня это огромное движение во всем мире — не сумел дать ответа на вопрос о происхождение этого термина. Если второй иероглиф «у» в понятии «цзинъу» однозначно переводится как «боевое искусство», то первый иероглиф «цзин» имеет много значений: «семя», «суть», «очищенный», «утонченный», «рафинированный», свидетельствуя об элитарности и утонченности. Таким образом речь идет об «уточненных боевых искусствах», «чистых боевых искусствах» или «сути боевых искусств».

Адекватный перевод термина «цзинъу» подобрать довольно сложно, поэтому в названиях Ассоциаций Цзинъу во всем мире его принято оставлять без перевода. В русском издании книги Чжан Юкуня Ассоциация Цзинъу переводится как «военно-спортивный союз», что, конечно, не соответствует ни сути этой организации, ни даже нормам перевода (Чжан Юкунь. Сто вопросов по ушу. Киев, 1996, с. 295).

Так или иначе, благодаря этому понятию создатели Института, позже переименованного в Ассоциацию, отделяли свое, истинное и «уточненное» ушу от многих других школ.

Само название «Институт» было в то время слишком громким для двух ветхих строений и большого двора, расположенных неподалеку от железной дороги и арендованных за четырнадцать юаней в месяц. Хо Юаньцзя был выбран старшим инструктором этой организации, а его заместителями и одновременно преподавателями стал его ученики Лю Чжэньшэн и Чао Ханьцзе.

Чуть позже под создание Института энтузиасты получили дом семьи Хуанов, находившийся в весьма плачевном состоянии и требовавший ремонта. Поклонники возрождения ушу собрали около пятисот юаней и вложили их в ремонт помещения, покупку мечей и копий. Первые совместные тренировки начались еще до того, как был завершен ремонт. Хотя организация и носила громкое название «института» (сюэюань), в реальности на первых порах это был союз достаточно случайных людей — «кто приходил, тот и обучал, тренирующиеся тренировалась сами, уходящие уходили сами, к тому же не было ни какого оборудования», как заметил по этому поводу Чэнь Гунчжэ. Не существовало ни устава, ни расписания тренировок, ни единой программы, трудно было даже сказать, какой конкретно стиль изучался, так как в Институте существовало сразу несколько наставников по разным стилям ушу. Принято считать, что первым стилем, который стал преподаваться в Ассоциации Цзинъу, стал мизунцюань. В реальности же установить, что изучали те несколько десятков человек, которые составляли на первых порах всю Ассоциацию, установить сложно. Единственное упоминание о характере тренировок первых лет Цзинъу мы встречаем в журнале «Синьцяньнянь» («Новая молодежь») за 1919 г., где говориться что Хо Юаньцзя пригласил из родной деревни Хутоучжуан несколько инструкторов из клана Чао, среди них и Чао Ханьцзе, которые взяли на себя всю работу по преподаванию ушу.

«Синьциннянь» («Новая молодежь»), 1919 г., сентябрь, цз, 1, № 5/.

Скорее всего, это соответствует действительности, поскольку уже больной Хо Юаньцзя сам не мог вести регулярные занятия. В дальнейшем этот стиль клана Чао нигде не упоминается, поскольку по своей сути он представлял собой крайне узкую народную школу и не соответствовал высоким запросам Ассоциации Цзинъу на охват всех основных стилей народного ушу.

Всей организацией дел ведали несколько человек из числа тех, кто пригласил Хо Юаньцзя. Прежде всего это были Чэнь Гунчжэ, Тао Эньбо, Ли Ничу, Ван Вэйбо, которые и были реальными создателями всей структуры Цзинъу. В основном это была молодежь, а не зрелые мастера ушу с уже сформировавшимися традиционными воззрениями, например, Чэнь Гунчжэ еще не исполнилось и двадцати, чуть постарше были его товарищи, но так или иначе именно «молодежный состав» Института предопределил многие реформы ушу, прошедшие в рамках Цзинъу.

Никакого четкого плана развития у Института Цзинъу не было, по сути он представлял собой традиционную школу ушу, взявшую громкое название и отказавшуюся от традиционного кланово закрытого метода преподавания. Сам Хо Юаньцзя, которого традиция считает основоположником как Института Цзинъу, так и всего движения Цзинъу, в реальности не успел что-либо предпринять — в сентябре 1909 г. он умирает при странных обстоятельствах. За пару недель до этого «Желтолицый тигр» сильно простудился, его душил кашель. Широко распространенная, а ныне и канонизированная версия Цзинъу утверждает, что один из японских медиков предложил учителю свои услуги и дал ему лекарство от кашля, приготовленное из трав. Вскоре Хо почувствовал резкое ухудшение. Его ученики послали лекарство для проверки в незадолго до этого созданный Медицинский институт при Китайском обществе Красного креста, где дали заключение, что лекарство представляет собой медленно действующий яд. Однако лечение уже запоздало — 14 сентября мастер Хо скончался.

Там же, с. 57—58.

Как ни странно, версия о трагической гибели Хо Юаньцзя оказалась как нельзя кстати для мира китайского ушу того времени, который только-только начинал приобретать официальные рамки и покидать лоно небольших и не пользующихся поддержкой государства народных школ. Мастер Хо — безусловно личность одаренная и неординарная — после своей гибели быстро превратился в символ борьбы за национальную независимость, что было особенно актуально в ту эпоху, когда вдоль всей шанхайской набережной выселись дома иностранных сеттльментов. Рассказы о подвигах Хо Юаньцзя и его прямых учеников передавались из уст в уста, пока не составили целый комплекс историй, по своему характеру и содержанию весьма близкий к традиционному преданию ушу. И хотя уже в ту пору возникали некоторые сомнения в причинах ухода из смерти Хо Юаньцзя и его роли в создании Ассоциации Цзинъу, никто не стремился особенно громко высказывать их в слух, поскольку образ непобедимого и отравленного врагами мастера ушу, создавшего самый союз мастеров ушу, удовлетворял всех — руководителей и бойцов Ассоциации Цзинъу, мастеров ушу, местную администрацию. К тому же именно символ «Желтолицего тигра Хо» притягивал в Шанхай десятки лучших мастеров того времени.

Примечательно, что до сих пор про Хо Юаньцзя пишутся захватывающие статьи, создаются приключенческие романы и ставятся фильмы. В 1982 г. один из центральных китайских журналов по ушу «Улинь» так объяснил подоплеку гибели Хо Юаньцзя: «Японский Союз дзюдо (вероятно, имеется в виду Кодокан —  А. М.) отобрал несколько лучших мастеров и послал их Шанхай для того, чтобы сразиться с Хо Юаньцзя. Обе стороны утвердили судей, а на состязании присутствовал консул посольства Японии». В результате того, что Хо Юаньцзя и его ученики одолели всех лучших японских бойцов, мастер и был отравлен.

Чун Сунь. Хо Юаньцзя эр, сань ши. (Второе и третье дело Хо Юаньцзя) — «Улинь», 1982, № 5.

В начале 90-х годов по экранам КНР и Гонконга прошел захватывающий телесериал, который так и назывался «Хо Юаньцзя». Вокруг убийства мастера Хо был построен сюжет знаменитого фильма с участием Брюса Ли «Кулак ярости» («Fist of Fury»), где Брюс сыграл прямого ученика мастера, мстящего японцам (в фильме они представлены как школа дзюдо) за смерть Хо Юаньцзя. В 1995 г. этот же сюжет был повторен в фильме «Яростный кулак», где главную роль сыграл многократный чемпион КНР по ушу, а ныне киноактер Ли Ляньцзе.

Эта история прочно вошла во все анналы ушу, практически ни у одного из историописателей китайских боевых искусств она не вызывает сомнений. В реальности же она имеет две стороны — символико-героическую, почти мифологическую, связанную с образом Хо Юаньцзя, и государственно-идеологическую, построенную на тонком государственном расчете и использовании чисто традиционной формы устного предания ушу, вокруг которого и возникала школа ушу. История эта крайне запутана, хотя сохранились архивы Ассоциации Цзинъу, которые хотя бы частично проливают свет не только на личность Хо Юаньцзя, но прежде всего, на существование особого, неписаного союза, который начал складываться в 10—20 гг. между миром народного ушу и государством.

Добавить комментарий

Записаться в клуб

Ваше имя

Ваш e-mail

Ваш номер телефона

Ваш вопрос или доп. информация

Введите код в поле ниже:
captcha

Мы Вконтакте

Мы в Facebook