Личная история


Здравствуйте. Меня зовут Shi Xingxin.

На самом деле, так меня зовут только с 1998 года и только те, кто знает, что означает это моё имя и откуда оно взялось. А в 1962 году (год моего рождения) мои родители дали мне имя Юра. Поэтому для большинства людей и официальных лиц я Момотов Юрий Владимирович.
Здесь я хочу рассказать свою историю о том, как избавлялся от разных проблем со здоровьем.
Я не был изнеженным ребёнком, родители меня, разумеется, любили, но рос я себе вполне нормальным. Играл во дворе, катался на велосипеде, на санках и лыжах (зимой). Первую проблему с моим здоровьем обнаружили врачи детской поликлиники. Они обнаружили у меня в сердце шумы. Меня тут же взяли на учёт. Переодически меня обследовали. Я лежал в специальном санатории. Меня лично это никак не задевало и жить мне это не мешало. Очевидно, в силу возраста и непонимания серьёзности проблемы. Кстати, эта проблема была решена довольно радикальным образом. Просто когда пришло время мне получать приписное свидетельство в военкомате, моя медицинская карточка (толщиной с хорошую книгу) вдруг куда-то исчезла, и вместо неё в военкомат была отправлена новая. А мне сказали: пройдёте комиссию и карту заполнят.
Комиссию я, разумеется, прошёл. Врачи комиссии ничего такого, разумеется, не обнаружили и признали меня годным к строевой службе.

Была у меня тогда ещё одна проблема со здоровьем — это постоянный и непрекращающийся насморк. Если честно, то он доставлял мне больше неудобств, чем какие-то шумы в сердце. Несмотря на то, что я рос довольно закалённым, насморк не прекращался у меня никогда. Занятия плаванием помогали, но на короткое время. Плаванием я занимался с третьего по седьмой класс. Потом в седьмом классе заболел скарлатиной и болел очень долго. Плавание мне пришлось оставить (но, несмотря на это, я в 10 классе смог выполнить норматив «мастера спорта»).
Результатом длительного, многолетнего насморка стал гайморит! Мне назначали разные физиопроцедуры, прогревали гайморовы пазухи и варёным яйцом, и раскалённым песком, но становилось всё хуже и хуже. Дошло до того, что как только я наклонял голову вперёд, у меня начинались головные боли.
Встал вопрос о том, что необходимо сделать прокол. Мне самому уже порядком надоели постоянные головные боли. Я набрался смелости, собрался духом, и пошёл в поликлинику делать прокол (пошёл один, без взрослых, потому что был уже в том возрасте, когда стыдно ходить с мамой в поликлинику). Я честно отсидел свою очередь. Был на приёме у врача. Там мне назначили день, когда прийти на операцию и что с собой принести. Я пришёл в назначенный день и занял очередь на операцию. В кабинет хирурга вызывали с помощью лампы. Когда надо было вызвать следующего, то над дверью загоралась лампочка. И вот из-за двери вышла женщина-хирург. Окинула нас оценивающим взглядом, очевидно, прикидывая, сколько ещё работы осталось, и спросила: «Ну, кто следующий?» Я не помню её лица. Но я помню огромные руки этой женщины в резиновых черчатках — все в крови. И клеёнчатый фартук, тоже заляпанный кровью. Я решил, что следующим я не буду, встал и тихонько ушёл.
Да, я испугался. Если бы я увидел её после того, как вошёл в кабинет, я бы убегать не стал, самолюбие не позволило бы. А здесь был шанс смыться. Я и смылся.
А что с гайморитом, спросите вы. А гайморит у меня прошёл. Не сразу и не сам по себе. Просто спустя некоторое время после описываемых событий, я начал заниматься восточными единоборствами — тогда это всё называлось каратэ. Там во время удара рукой или ногой нужно было делать резкий выдох через нос (считалось, что это усиливает удар). Это мне и помогло избавиться от гайморита. Причём не только прочистить нос, но и освободить гайморовы пазухи от скопившегося там гноя.

Потом были выбитые пальцы и вывихнутое плечо. По молодости (читай: по глупости) к врачам с этими «пустяками» я не обращался. В армии ещё добавился ушиб коленного сустава. И в скором времени эти «пустяки» переродились в серьёзные проблемы. Артрит коленного сустава и привычный вывих плеча.
Как это выглядело? Представьте себе, что вы не можете долго нести в руке любой предмет весом чуть более килограмма. Потому что ваша рука выходит из плечевого сустава просто под тяжестью предмета, который вы в ней держите. А зимой плечо выходит из сустава просто под тяжестью надетой на вас одежды. Представьте себе, что у вас от продолжительной работы, связанной с мелкой моторикой, так сводит пальцы, что вы не в состоянии ничего удержать этой рукой. Добавьте к этому, что после длительной хотьбы вы с трудом садитесь потому, что ваше колено не сгибается, а после долгого сидения вы с трудом встаёте, потому что ваше колено не разгибается. Всё это усиливается в холодную или сырую погоду. И вам 22-23 года! Представили?
Это я в возрасте 22-23 лет. Перспектива стать инвалидом мне не улыбалась. И я стал задумываться, что же делать. К тому времени у меня уже был некоторый (тогда мне казалось, что огромный) опыт в боевых искусствах, и я часто слышал от старших товарищей, что боевые искусства и оздоровительные системы тесно связаны между собой. Но, кроме разговоров об этом, никаких практических знаний в этой сфере у меня не было.

И я начал искать. Начал экспериментировать на себе. Мне повезло, и мои эксперименты не сильно повредили моему здоровью. Кроме того, интуитивно я двигался в правильном направлении. И однажды мне повезло — я познакомился с человеком, который стал для меня примером борьбы за жизнь с тяжёлым недугом. Примером победы над болезнью. Это был мой первый учитель по ушу — Гусейн Сагидович Магомаев. В это же время мне попадается брошюра по ицзиньцзин, выпущенная Госкомспортом. Меня заинтересовала эта система. Особенно впечатлили результаты, которые там были описанны. Я начал практику ицзиньцзин по брошюре Госкомспорта. Практиковал довольно долго — без малого года три, но обещанного результата даже близко не получил. И я оставил эту затею, решив, что это очередной рекламный трюк.
Жизнь меня сводит ещё с одним замечательным человеком, который становится моим другом, и остаётся им по сей день. Это врач, создатель первого и тогда единственного центра, который занимался проблемами людей, прошедших через войну. Уникальность этого центра была в том, что там не только помогали человеку избавиться от проблем, но и обучали тому, как это можно делать самостоятельно. Зовут этого человека Валерий Михайлович Михайловский. Сначала я в качестве пациента прошёл курс реабилитации, а потом стал сотрудником этого центра и проработал в этом центре несколько лет. Я составлял программы, как групповые так и индивидуальные. Разрабатывал методики. Проводил занятия в группах. В основном, работать приходилось с ДЦП (детский церебральный паралич), спинальниками (травма позвоночника), ампутантами (люди с ампутированными конечностями). Был опыт работы с онкологией. Кроме основного заболевания, у всех этих людей был целый букет побочных болячек. Приходилось учитывать это при составлении программы. Работа в центре реабилитации дала большой опыт и хороший навык.

Ещё об одном человеке я хотел бы сказать особо. Это мой учитель, шаолиньский наставник, носитель шаолиньской традиции, мастер цигун, мастер китайской медицины — Ши Дэцянь. Больше десяти лет до самой своей смерти он был моим учителем. От него я во второй раз услышал про ицзиньцзин. У меня уже было представление (не самое лучшее) об этой системе, поэтому предложение изучать ицзиньцзин я воспринял с большой долей скепсиса. Но каково было моё удивление, когда я увидел комплекс, который очень сильно отличался от того, что я изучал когда-то. И я решил изучать комплекс. И чем больше я его изучал, тем больше удивлялся тем эффектам, которые появляются благодаря практике ицзиньцзин. Причём я наблюдал не только свои эффекты, но и эффекты, которые получали мои ученики.
Однажды много лет назад с проблемами по здоровью ко мне обратился человек. Звали его Владимир. В сорок лет у него был целый букет заболеваний. Во время беседы выяснилось, что у него также проблемы и в бизнесе. Я заметил ему, что если в срочном порядке не начать решать эти проблемы, то в скором времени начнутся проблемы в семье. Я согласился ему помочь, но при условии, что он будет чётко и неукоснительно выполнять те рекомендации, которые я ему буду давать. Мы проработали с ним год с небольшим. Владимир никогда не пропускал занятия. Чётко выполнял мои рекомендации. Постоянно вёл дневник, где записывал свои результаты. По беспокоящим его заболеваниям постоянно наблюдался у врачей. В результате примерно через полгода многие заболевания перешли в более лёгкую форму, а некоторые и вовсе прошли. Повысился жизненный тонус. Ещё через два месяца улучшились дела в бизнесе. А ещё через какое-то время дела пошли в гору. К концу года Владимир избавился от большинства своих заболеваний, те, от которых не избавился, перешли в более лёгкую форму. Значительно поправил своё финансовое состояние. А ещё мне позвонила его жена и сказала: «Спасибо». И это всего лишь одна история, а таких историй за мою практику были сотни.

Больше 20 лет я посвятил изучению нетрадиционной медицины и продолжаю изучать до сих пор. Примерно за год до своей смерти Ши Дэцянь передал мне традицию право обучать, определять уровень знания и передавать традицию дальше), то есть я стал официальным носителем традиции.
Имея такой багаж знаний и опыта, я избавился от всех проблем, которые были перечислены выше. Кроме того, это помогало мне избавляться и от других проблем, которые появлялись у меня с возрастом. Например, я избавился от хранического гастрита.

Я ни разу не пожалел, что посвятил свою жизнь именно этому.
Я знаю, что нужно делать, чтобы избавиться от проблемы.
Я знаю, как это нужно делать.
И, самое главное — я могу научить вас этому.

Записаться в клуб

Ваше имя

Ваш e-mail

Ваш номер телефона

Ваш вопрос или доп. информация

Введите код в поле ниже:
captcha

Мы Вконтакте

Мы в Facebook