Ицзиньцзин — какой он?

Долго думал, стоит ли писать об этом. Были тысячи аргументов «за» и не меньше, если не больше, аргументов «против». Но ряд последних событий, точнее, довольно странное, почти нереальное стечение обстоятельств, стало последней каплей, которая перевесила чашу весов в сторону «да».

Сначала во время семинара по ицзиньцзин, проходившего в Воронеже, зашел разговор об ицзиньцзин, который преподают в школе Олега Андреева. Точнее, сначала меня спросили, знакома ли мне такая фамилия, как Андреев. Я, разумеется, ответил, что да, имея в виду Михаила Андреева — руководителя Лиги синъицюань. Но оказалось, что речь идет не о нем, а о каком-то другом человеке.

А потом, уже в Москве, мне принесли брошюру и диск с ицзиньцзином в исполнении этого самого Андреева. Автор в своей брошюре, да и на диске, ссылается на то, что изучал ицзиньцзин у самого Ши Дэцяня и получил диплом из рук самого учителя. Также он ссылается на Маслова Алексея Александровича. Дескать, ездил в Китай под его руководством. В общем, принесли, показали и попросили как-то это прокомментировать. Я спросил, а зачем, собственно, нужны мои комментарии? Если вы изучаете ицзиньцзин и вам это нравится, то продолжайте, независимо от того, ицзиньцзин ли это на самом деле или нет. Ведь самое главное, чтобы эти занятия не приносили вред ни физическому, ни психическому здоровью. А ицзиньцзин ли это, тайцзицюань или еще что-нибудь, по большому счету и не важно. Но мне сказали, что хотят знать, соответствует ли действительности то, что говорит этот человек.

— А почему у меня об этом надо спрашивать?

— Но вы ведь являетесь одним из прямых учеников Ши Дэцяня. И должны были видеть этого человека у Дэцяня.

— Я не видел этого человека у учителя, но это совсем не означает, что он там не был.

— А кто изображен на фотографии (которую показывает автор в своем фильме) при вручении диплома?

— С автором я лично не знаком. Так что, с большой долей вероятности, один из изображенных — это он. А вот второй на фотографии — это сто процентов Ши Дэцянь. Другими словами, я могу подтвердить, что на фотографии изображен Учитель, вручающий диплом автору брошюры. Вполне возможно, что этот человек ездил в Китай к Дэцяню, изучал там ицзиньцзин и получил диплом от учителя. Но надо обратить внимание на сам диплом. Дело в том, что я, да и не только я, вожу своих учеников в академию при Шаолиньском монастыре, и многие из них получали из рук Ши Дэцяня точно такие же дипломы. Эти дипломы права на преподавание чего-либо не дают, а в них просто указано, что такой-то и такой-тобыл тогда-то и тогда-то в академии при монастыре Шаолинь и изучал то-то и то-то. Кстати, у некоторых из моих учеников уже по несколько таких дипломов. А диплом, дающий право на преподавание, например, ицзиньцзин, выглядит совсем иначе.

— А что по поводу того, что он ездил в Китай с Масловым?

— А почему бы, собственно говоря, и нет? Я ведь тоже в первый раз ездил в Китай с Масловым. Точнее, я хотел сказать, что Маслов ездил со мной. Совсем запутался. Короче, в первый раз меня возил в Китай Маслов. В любом случае, нужно спрашивать у самого Алексея Александровича.

— Ну а сам ицзиньцзин? В исполнении Андреева? Как вам его уровень?

— Откровенно? Своим ученикам с таким уровнем я бы не разрешил помогать проводить тренировку. Я рекомендовал бы этому человеку еще самому позаниматься.

— У вас?

— Почему обязательно у меня?

— А у кого тогда, если не у вас?

— Мы сейчас говорим про Москву и именно про ицзиньцзин?

— Да.

— Тогда можно еще и у Чертовских Евгения Викторовича. Да и к Маслову Алексею Александровичу тоже можно обратиться (тем более, что человек с ним знаком). Правда, я не знаю, найдется ли у профессора свободное время, но обратиться-то можно!

***

Буквально на следующий день после этого разговора мне принесли еще одну книгу по ицзиньцзин и тоже в комплекте с CD диском. Правда, уже китайского производства. То есть, изданную в Китае. Если честно, то ицзиньцзин в исполнении Андреева больше похож на ицзиньцзин, чем то, что в китайской книжке. Но это еще не все — в этот же день мне позвонил человек и сказал, что хотел бы со мной встретиться и поговорить. Я его спросил о предмете нашего разговора. На что он мне ответил, что уже десять лет самостоятельно изучает ицзиньцзин. У него появилось чувство, что некоторые упражнения он делает не совсем правильно. Он хотел бы, чтобы я посмотрел и сделал бы ему корректировку по его занятиям.

Представляете?! Ицзиньцзин от Андреева, книга по ицзиньцзин, изданная в Китае, и, наконец, человек, изучающий ицзиньцзин самостоятельно в течение десяти лет! И все это свалилось на меня практически одновременно! Разумеется, я сразу же согласился на встречу. Саму встречу описывать не буду — это неинтересно. Скажу лишь, что человек произвел на меня благоприятное впечатление. И я предложил ему изучать ицзиньцзин у меня в группе. Больше я этого человека не видел. Наверное, я его чем-то обидел, а я этого не хотел.

И на просторах Интернета ходит еще несколько вариантов ицзиньцзина. Так какой же он на самом деле? Почему так много разных техник, которые называются одинаково? Откуда это появилось? И какой из ицзиньцзинов более ицзиньцзинистый?

***

Начнем с последнего вопроса, чтобы больше к нему не возвращаться. Как не бывает наиболее масляного масла, так не может быть наиболее ицзиньцзинистого ицзиньцзина. Но почему же тогда так отличаются по исполнению один ицзиньцзин от другого?

Ведь практически все, кто практикует ицзиньцзин, говорят, что, согласно легенде, ицзиньцзин был создан легендарным Дамо и оставлен им в монастыре Шаолинь. То есть, известен автор, пусть и легендарный, но общепризнанный, место рождения ицзиньцзин тоже известно, так почему же он такой разный? Можно ли предположить, что в одном месте и в одно время было создано то разнообразие ицзиньцзинов, которое мы сегодня наблюдаем? Думаю, что вряд ли. Скорее всего, все разнообразие ицзиньцзинов было создано в разных местах и в разное время. Почему это произошло?

Как одна из версий. Монастырь Шаолинь всегда или почти всегда считался самым лучшим по боевым искусствам, ицзиньцзин всегда считался закрытой тайной техникой монастыря. Другими словами, про ицзиньцзин много кто слышал, но мало кто его видел. Точнее, кроме самих монахов, его никто и не видел. С другой стороны, вести родословную своей школы от монастыря Шаолинь — это очень престижно. Поэтому и создаются в разных местах разные школы, которые называют себя шаолиньскими. А как доказать свою принадлежность к Шаолиню? Только наличием какого-нибудь известного трактата из Шаолиня.

И таким трактатом становиться «Ицзиньцзин». Потому, что это очень удобно. Во-первых,он действительно знаменит, во-вторых, несмотря на его известность, практически никто его не видел. И можно самому написать такой трактат, а потом выдать его за истинный шаолиньский, можно и легенду придумать — как и почему он оказался именно в этой школе. А те, кто не верят, могут сами сходить в Шаолинь и лично в этом убедиться. Как вы думаете, многие ли ходили в монастырь, чтобы убедиться? Я думаю, нет.

У меня нет цели сравнивать все эти ицзиньцзины. Но среди этого разнообразия существует ли тот ицзиньцзин, который бы являлся тем самым, из монастыря Шаолинь? Казалось бы, чего проще —  в монастыре его и надо искать. Но существование самого монастыря еще не подтверждает и не опровергает наличия того или иного стиля. Нужны живые люди, реальные носители традиции. В данном случае — носители традиции ицзиньцзин. Но нынешние обстоятельства в Шаолине таковы, что носителей традиций в монастыре практически не осталось. Их подменили молодые хорошо тренированные ребята, по большей части спортсмены, которые разъезжают по миру с шоу под названием «Шаолиньское ушу». При этом вам найдут прямо тут же любого мастера, какой вам только нужен, даже если его и нет. Поэтому наиболее надежный способ, хотя и более трудоемкий и хлопотный, я считаю, — это обратиться к архивам.

К счастью, большую часть работы, а точнее, всю работу с архивами сделали уже до нас. И нам остается воспользоваться чужим трудом. Сначала мы должны определить, кто является или являлся патриархом ицзиньцзин современности, а затем — выяснить, какое отношение данный человек имеет или имел к Шаолиню.

Итак, общеизвестно, что основным носителем традиции ицзиньцзин, патриархом ицзиньцзин, являлся Ши Дэцянь (31 поколение шаолиньских монахов, в миру Ван Чанцин (1939—2008)).

А теперь обратимся к шаолиньским и официальным хроникам. Мы видим, что среди прочих линий шаолиньских традиций выделяется одна, которая именуется «Истинный путь патриархов и учителей» (цзун ши чжэндао). Во-первых, эта линия традиции упоминается в трактате, составленном императорским чиновником Сюй Цзюминем, жившим в Шаолиньском монастыре и составившим в пятнадцатом году правления под девизом Ваньли (в 1588г.) тщательно выверенные хроники поколений шаолиньских монахов. Эта линия, начиная примерно с XVI века до наших дней, выглядит так: Цинхуй — Цзиньгуй — Чжэньли — Жугуй — Хайчжу — Кэнхэн — Шупань — Цзиньчжи — настоятель Чжэньсюй (1893—1955) — старший монах Суси (1926—2006) — Дэцянь(1939—2008).

Как мы видим, Дэцянь не только являлся патриархом ицзиньцзин, но и был представителем основной линии шаолиньской традиции. Иначе говоря, в нем соединились и Шаолинь, и ицзиньцзин, а это как раз то, что мы искали.

То есть, если мы говорим об ицзиньцзине Шаолиньского монастыря, то мы должны говорить именно об ицзиньцзине, который практиковал сам и передал своим прямым последователям, или, говоря традиционным языком, «ученикам внутренних покоев» (нэйши туди) Ши Дэцянь. А все остальное не является ицзиньцзином Шаолиньского монастыря.

Юрий Владимирович Момотов,

Президент Московской федерации шаолиньских боевых искусств (МФШБИ),

Руководитель клуба «Пять стихий».

Добавить комментарий

Записаться в клуб

Ваше имя

Ваш e-mail

Ваш номер телефона

Ваш вопрос или доп. информация

Введите код в поле ниже:
captcha

Мы Вконтакте

Мы в Facebook